Category: криминал

Category was added automatically. Read all entries about "криминал".

mihail_anshakov_klepa

Российская Федерация против Аншакова - сборник анекдотов в виде обвинительного акта

Получил сегодня в прокуратуре презабавный документ: «Обвинительный акт по обвинению Аншакова М.Г. в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 312 УК РФ – сокрытие имущества, подвергнутого описи и аресту» (далее по тексту – Сборник анекдотов), доставивший массу удовольствия от прочтения. Настроение резко улучшилось.

Выходные данные Сборника: Издательство - Хамовническая межрайонная прокуратура, 2015 год, тираж 2 экземпляра, 35 листов. Составители: коллектив безымянных авторов под руководством заместителя Хамовнического межрайонного прокурора г. Москвы юриста 1 класса Ткачева Д.И.

Аннотация: Содержит забавные юморески, зажигательные анекдоты, комедийные бессмыслицы и прочую галиматью в исполнении хамовнических межрайонных прокуроров. Издан в жанре пародии на российское право.

Теперь разберем самую суть и самую жесть.

Анекдот 1. Демонстративное сокрытие

Формула обвинения звучит так: «Аншаков М.Г. обвиняется в сокрытии имущества, подвергнутого описи и аресту, совершенного лицом, которому это имущество вверено». Речь идет об описанных в мае 2012 года в одном из наших офисов компьютерного блока питания 1999 года выпуска, монитора 2001 года выпуска и металлического ящика для хранения бумаг, оцененных всего на сумму - 1300 рублей, которые мне были переданы на ответственное хранение. Судебные приставы-исполнители, совершив опись данных сокровищ, с чувством выполненного долга убыли восвояси. Вспомнили о числящихся в качестве хранимых предметах через три года, удостоив офис нежданным личным визитом. Им сообщили, что в связи с расторжением договора аренды и переезда организации, имущество перевезено в другое помещение по соседству и обещали все в лучшем виде представить. Однако, слуги закона решили не утруждать себя бессмысленными телодвижениями. Ограничились составлением акта осмотра на месте, где удостоверили факт фактического переезда и указали новый адрес хранимого имущества уже с моих слов. И опять пропали на полгода. В начале октября узнаю, что нахожусь в федеральном розыске в связи с сокрытием (?) описанного имущества, когда был снят с поезда и в наручниках доставлен в ОВД. Сразу после этого пытаюсь указать дознавателю, который ведет дело, на наличие записи в акте осмотра, где черным по белому указан новый адрес хранения. Это не производит никакого впечатления. Тогда заявляю письменное ходатайство о проведении осмотра тех самых предметов. Опять ноль реакции. И лишь после нескольких жалоб приезжает судебный пристав-исполнитель в образе юной девицы, которая тем не менее «сокрытое» имущество обнаруживает. Хотя, вероятно, желая не прослыть полной дурой перед отравившим ее начальством, в акте осмотра делает игривую пометку о том, что ей не совсем нравится лакокрасочное покрытие металлического ящика для хранения бумаг, называя его «небрежным». Вроде все на месте, по отличительным признакам все соответствует, но вот покрашен как-то «небрежно». Разумеется, в акте описи от 2012 года ничего про качество – брежность или небрежность покраски, не говорится, так как его составлял пристав противоположного пола, вроде как мужчина, который в отличие от юной прелестницы не старался казаться сильно умным. После чего мы с адвокатом просим дознание уголовное дело прекратить, чтобы правоохранители далее не позорились. Отказывают. Итог: имущество в целости и сохранности, не закопано под покровом ночи в подмосковном лесу, его место нахождения прекрасно известно приставам, о перевозке в другой офис в связи с переездом организации, где оно вполне себе открыто хранится, письменно сообщено. Но сторона обвинения упорно усматривает здесь сокрытие.

Анекдот 2. Распоряжение в форме перевозки

При составлении акта описи имущества в мае 2012 года, был выбран стандартный для таких ситуаций режим хранения в виде запрета распоряжения без запрета права пользования. Дознание, а потом и прокуратура утверждают, что перевозка имущества без осуществления других юридически значимых действий с ним является нарушением данного запрета. Подобная трактовка термина совершенно не соответствует его значению, закрепленному в правовой доктрине. В частности, «Большой юридический словарь» (Под ред. А. Я. Сухарева. — 3-е изд., доп. и перераб. — М.: ИНФРА-М, 2007) определяет: «распоряжение - одно из правомочий собственника вещи, позволяющее ему совершать такие сделки, как купля-продажа, поставка, дарение, аренда и др. В результате актов распоряжения имуществом осуществляется его отчуждение, а также передача во временное владение и пользование другому лицу, в залог, сдача на хранение и др. Распоряжением определяется юридическая судьба вещи, т.е. либо прекращается, либо приостанавливается право собственности на нее». Таким образом никакого распоряжения имуществом при его смене хранителем места хранения не происходит, что должно быть понятно любому лицу с юридическим образованием, даже если оное наряжено в прокурорский китель.

Анекдот 3. Описали, арестовали, определили хранителя, забыв ему передать на хранение

При осуществлении описи и ареста имущества в мае 2012 года судебный пристав-исполнитель по малопонятной причине использовал форму акта, которая не соответствует Приложению № 19 к Приказу ФССП России от 31.01.2011 № 28, вводящему формы процессуальных документов для исполнительного производства. В нем отсутствовала графа, куда вносятся сведения: Ф.И.О., должностное положение, адрес лица, которому передается арестованное имущество. Более того, вместо составления приложения к акту (требование вышеупомянутого приказа), где необходимо в соответствии с требованием закона под роспись передать хранителю, то есть мне, имущество, либо составить отдельный акт передачи на ответственное хранение, судебный пристав-исполнитель добавляет в акт три страницы с одинаковым номером «2». На них перечисляет все им описанное. Причем на этих страницах нет ни подписи составителя акта, ни моей. Юридическая сила подобного документа без подписей ничтожна. Фактически имущество описали, арестовали, определили ответственного хранителя - меня, но забыли мне же передать описанное на ответственное хранение под роспись как требует ч. 2 ст. 86 Федерального закона от 02.10.2007 N 229-ФЗ "Об исполнительном производстве». Однако, прокуратура все равно считает, что даже не получив под роспись описанное имущество, я несу ответственность за его сохранность.

Анекдот 4. Сразу два разных постановления о возбуждении одного уголовного дела

Еще один казус из серии «что они там курят». У всех нормальных преступников бывает по одному постановлению о возбуждении уголовного дела на одну злодейскую душу или группу. Мне же, не знаю из уважения или за особые заслуги, вручили целых два. Одно прислали по почте, другое передали при явке на допрос. Текст отличается, хотя и не сильно. Но самое интересное, что отличаются номера дела. В одном случае это № 224254 в другом № 225180. Без всякого сомнения, данный фокус может быть украшением любого шапито.

Анекдот 5. Долго и упорно скрывался, не меняя места жительства и работы

Как уже писал выше, 1 октября сего года решил съездить по делам в город Самара. Купил билет на фирменный поезд, подошел к подножке вагона, и тут нарисовались три оперативника из Хамовнического РОВД. Надевают наручники, везут в отдел. Там сообщают, что я нахожусь в федеральном розыске. Позже из материалов уголовного дела узнаю, что меня еще пару месяцев разыскивали до того. Причем отсутствуют рапорта, телефонограммы, объяснительные, протоколы опроса свидетелей, вообще какие-либо документы, которые могли быть основанием для объявления в федеральный розыск. Вообще ничего нет. За все последнее время я не менял ни места жительства, которое совпадает с местом постоянной регистрации, ни места работы. По роду деятельности принимал участие в массе публичных мероприятий, включая судебные процессы по некоторым делам, широко освещавшимся в СМИ. Парик не покупал, усы, бороду не отращивал, в женское платье, чтобы тайком пробраться домой или на работу, не переодевался. Кроме того, закон вообще не позволяет объявить человека сразу в федеральный розыск, минуя местный, когда он подозревается в совершении преступления, относящегося к категории менее тяжких. Обязательный порядок – сначала местный розыск. Если скрывается, только потом при отсутствии результатов оперативно-розыскных мероприятий, объявляется федеральный. Но и это еще не все. Сразу после того как меня «нашли», задержав на вокзале, еще до появления на первом допросе была в срочном порядке сформирована группа дознавателей из трех человек. В постановлении о создании группы сказано: «исходя из сложности расследуемого уголовного дела и его большого объема поручить производство дознания группе дознавателей из трех человек». Так прямо и написано: «сложности» и «большого объема». Фактически был мобилизован целый отдел дознания заниматься раскрытием данного «преступления века» с одним единственным эпизодом, где вообще делать практически ничего не надо, а требуется только дать правильную квалификацию действиям по имеющимся документам.

Я повторно прошу всех не описывать предстоящий процесс как «репрессии кровавого режима» в отношении политических оппонентов, потому что он скорее напоминает по уровню подготовки и жанру комедию, а не драму. Если меня таким образом хотят наказать, то это просчет. Вместо этого они со мной еще намучаются, а наказаны будут сами публичной демонстрацией собственной некомпетентности, никчемности и беспомощности.
mihail_anshakov_klepa

Судьба сбитого летчика

Вообще-то, это интересный сюжет - резкое обострение на фронте, где идет война не на жизнь, а на смерть между Генпрокуратурой и Следственным комитетом с использованием солидного по составу пула дорогих и не очень топ-блогеров и СМИ. Интересно, разумеется, не содержание слитых друг на друга разоблачительных кейсов с унылой банальщиной "все воруют", а скорее общим усиливающимся трендом ослабления функции Верховного смотрящего, который был раньше всем нужен, а теперь всем мешает, не давая жестоко отомстить личным смертельным врагам, замочив их в сортире. Опять же наезд на Володина с кампанией "Володин и Греф не геи", где не только приличного бюджета не пожалели, но даже в офф-лайн выползли с наглядной агитацией, и ничего. Еще пару лет назад ситуация выглядела бы сюрреалистично, а теперь даже удивления не вызывает. Все досужие рассуждения доморощенных маститых политологов, ведущих аналитиков каких-то там институтов, заслуженных докторов конспирологии и прочих проффесоров на пару с астрологами об устойчивости Системы и исторически обоснованном выводе о ее длительном периоде угасания рассыпаются на фоне реальности. При таких исходных данных ничего определенного насчет будущего сказать нельзя. Но телеприемники я бы пока не выкидывал, чтобы не пропустить "Лебединое озеро". В TV-формате - это вершина балетной драматургии.
mihail_anshakov_klepa

Преступление века раскрыто

Сегодня получил постановление о возбуждении уголовного дела по «преступлению века» - незаконным действиям в отношении имущества, подвергнутого описи и аресту (ч. 1 ст. 312 УК РФ). Речь идет про компьютерный блок питания 1999 года выпуска, монитор 2001 года выпуска и металлический шкаф для хранения бумаг. Сумма «ущерба» 1500 рублей. Получил также постановление о производстве дознания группой дознавателей с формулировкой: "исходя из сложности расследуемого уголовного дела и его большого объема поручить производство дознания группе дознавателей из трех человек". Так прямо и написано: «сложности» и «большого объема». Настолько сложного, что для изобличения преступника нужна группа из лучших и проверенных сотрудников. Само уголовное дело строится на данных акта описи и ареста имущества от 16 мая 2012 года, в котором сегодня к моему некоторому изумлению обнаружилось 5 листов, вместо трех изначальных, с перечислением предметов описи. Причем на этих 2-х дополнительных листах нет моей подписи, а три листа имеют одинаковый порядковый номер - №2. Добавив в акт два лишних листа эта группа дознавателей привнесла в дело объем и даже сделала его сложным. Но не в смысле проведения дознаниям, так как с ним по сути все ясно – есть факт топорной фальсификации и отсюда можно притянуть состав преступления, а в смысле сложно понимаемой формулы возможного обвинения, по которому я, вероятно, буду проходить как совершивший сокрытие имущества на сумму 1500 рублей без видимого мотива, так как оно было сокрыто только по документам дознания, а в реальности продолжает существовать в неизменном виде, находясь по прежнему у меня на ответственном хранении.

Технические уголовные дела

По этому делу меня задерживали на прошлой неделе, сняв с поезда «Москва-Самара» и доставив в наручниках в ОВД «Хамовники».
Сразу после задержания я был в некотором недоумении. Гадал, чтобы это значило. Оказалось, банальный сбой в матрице, который вскрыл новую схему, взятую на вооружение компетентными органами, присматривающими за неблагонадежными гражданами. Для реализации вполне понятного желания включить прослушку, наружку, перлюстрацию корреспонденции требуются формальные основания. Наши компетентные органы, конечно, имеют возможность осуществлять слежку вообще за кем вздумается, не утруждая себя согласованиями с прокуратурой и судом. Но тогда могут возникнуть проблемы с процессуальным закреплением собранной информации. На практике вызывающего подозрения в своей благонадежности гражданина прикрепляют к какому-нибудь уголовному делу, делая заочно его фигурантом. В рамках этой схемы получают все необходимые санкции и согласования на проведение оперативно-розыскных мероприятий, накапливая интересующую информацию о субъекте, которого объявляют в розыск. Сам он, конечно, ни сном, ни духом. Расследование на время розыска приостанавливается на неопределенный срок. Дело, как правило, банальная уголовка к политике отношения не имеющая. Оно должно соответствовать двум критериям. Во-первых, его можно легко завести, скажем по заявлению подставного потерпевшего, например, в связи с угрозами или шантажом по телефону или электронной почте, якобы, от лица, похожего на того, кто интересует наши службы политического сыска. И также легко можно закрыть потом, когда отпадет необходимость, по просьбе самого «потерпевшего». Во-вторых, в материалы дела никто посторонний не должен соваться. В нем среди фигурантов, кроме подставного потерпевшего, никого не должно быть. По этой причине не подходят политические дела, к которым приковано общественное внимание и к материалам которых могут получить доступ другие подозреваемые, обвиняемые и их адвокаты. Далее, накопив нужную информацию, фигуранта из дела выводят, а его само закрывают. Информацию используют в другом процессе, если считают это необходимым.

Сбой в матрице

Вот так было и с данным техническим уголовным делом, которое, конечно, не планировалось передавать в суд и, тем более не планировалось изначально привлекать меня к уголовной ответственности. Просто, когда необходимость в слежке бы отпала, его бы закрыли в связи с истечением срока давности, который, кстати, истек еще полтора года назад. И я никогда бы не узнал о его существовании, если бы в матрице не произошёл сбой.

1 октября я прибрел билеты на фирменный поезд «Москва-Самара» за пару часов до его отхода. В описанной схеме главное – нечаянно не найти разыскиваемого. На этот случай, вероятно, существует номер телефона ответственного товарища, которому должны доложить об обнаружение «опасного преступника», а он дать команду «не задерживать, продолжить наблюдение за объектом и сбор сведений». 1 октября ответственного товарища, судя по всему, на месте не оказалось. Оперативники, которым за пару часов до отбытия поезда поступило сообщение, что находившейся в федеральном розыске государственный преступник пытается сбежать из Москвы в сторону китайской границы, решили на свой страх и риск брать. И, сами того не подозревая, сорвали всю спецоперацию, раскрыв наличие технического уголовного дела.

Теперь непонятно, что они будут с ним делать. Закрывать, это означает не только имидживые потери для правоохранительной системы, которая потерпит в глазах общественности публичное поражение, что подорвет миф о ее всесильности и принципиальной невозможности с ней бороться, но еще и чревато необходимостью признания за мной права на реабилитацию, что уж совсем ни в какие ворота. Так что тут система должна будет мобилизоваться, упереться и довести дело о преступлении века до суда. Именно поэтому создана целая группа дознавателей. В свою очередь суд должен тогда вынести самый «справедливый и гуманный приговор», обвинительный, разумеется. Как они это с учетом всех обстоятельств собираются делать, пока не понятно. Так что продолжение у истории обязательно будет.

Не стоит изображать жертву

А пока я бы хотел заострить внимание на одном важном аспекте такого рода процессов. Я не собираюсь изображать жертву, и прошу не писать о всем происходящим как о «факте репрессий кровавого режима в отношении политических оппонентов». Вообще считаю ущербной стратегией, когда представители оппозиции любят кричать на каждом углу о действительных или мнимых преследованиях со стороны власти, часто сильно преувеличивая масштаб. Общество должно видеть в представителях оппозиции не тех, кого вечно бьет власть, а тех, кто может давать сдачи. Оппозиция не должна просить защиты у общества, апеллируя к жалости. Продуктивнее как раз показывать беспомощность, никчёмность и непрофессионализм представителей системы, пытающихся организовать преследования. Именно это и будет нашей целью в предстоящем процессе.

Режим вороватой шпаны с мировоззрением и кругозором мелких уголовников не может преобразоваться в «кровавую хунту», так как в этом формате они будут вынуждены сначала для проведения новой политики привлечь на свою сторону и поделиться властью с лугандоским активом и другими истинными «патриотами», а потом уступить им место. И тогда какой-нибудь популярный народный «герой» вроде Гиркина, постепенно расчищая себе путь наверх, рано или поздно доберётся до трона, а его обитателей вместе со всей придворной челядью без всякого сожаления отправят в подвал фотографироваться. Нынешний режим прекрасно осознает данную перспективу. Кровавая хунта нам не грозит.

Основной механизм самосохранения системы блеф и запугивание. Их цель – заставить всех бояться при том, что реальной возможности провести массовые репрессии у них нет. Россия – это концлагерь, где зеков держит в повиновении малочисленная команда охранников-инвалидов, списанных с фронта, которым выдали в 10 раз меньше патронов, чем количество заключенных. И они контролируют ситуацию не оружием, а страхом. Их надо перестать бояться. И когда охрана это почувствует, она разбежится сама.
mihail_anshakov_klepa

Преследование за «клевету» может быть вечным

Сегодня, 29 октября 2012 года, в 11:00 вызывают в Главное Управление МВД по г. Москве для дачи объяснений в связи с проведением проверки по заявлению исполнительного директора фонда Храма Христа Спасителя Василия Поддевалина.
ГУ МВДЗаявитель опять обвиняет меня в распространении клеветы. На этот раз господин Поддевалин остался недоволен интервью, озаглавленном «Изделие освящено. Обмену и возврату не подлежит», которое я дал «Новой газете» в сентябре этого года. Клеветническими, по мнению Поддевалина, являются сведения о том, что в храме Христа Спасителя фактически функционирует бизнес-центр, где расположены офисы 15 коммерческих фирм, автомойка, автосервис, шиномонтаж, автостоянка на 305 машиномест, прачечная, столовая и многочисленные павильоны, торгующие ювелирными изделиями, сувенирами и другим ширпотребом. 
Самое интересное в этой истории, то что она повторяется, превратившись в фарс. Но, ни самого «оклеветанного», ни правоохранительные органы это не смущает. В сентябре этого года по заявлению Поддевалина Прокуратура Москвы в лице первого заместителя Прокурора города Козлова А.В. возбудила два дела по ст. 5.60 КоАП РФ (клевета) в отношении меня и ОЗПП по поводу публикации статьи на нашем сайте «ОЗПП просит компетентные органы проверить деятельность Фонда Храма Христа Спасителя». Но тогда мы представили в суд документы, подтверждающие сведения о наличии под прикрытием религиозной деятельности на территории храма Христа Спасителя бизнес-центра с многочисленными коммерческими предприятиями. Причем учредителями некоторых из них являются дети Василия Поддевалина. В отчетах фонда перед налоговыми органами показывается выручка от ведения коммерческой деятельности в размере 100 тыс. рублей в день, тогда как по оценкам ОЗПП любой из многочисленных павильонов, находящийся в столь бойком месте должен иметь большую выручку. Кроме того, фонд ХХС получает значительные дотации из бюджета города Москвы. В 2012 году ему будет перечислено 373 миллиона рублей на содержание храма. В 90-е годы свыше 10 миллионов человек внесли пожертвования на восстановление храма, а никак не на строительство бизнес-центра для Поддевалина, его семьи и других,  заинтересованных в коммерческом успехе данного предприятия лиц. 
В итоге рассмотрев, поступившие из Прокуратуры Москвы материалы, мировой судья судебного участка № 350 Савеловского судебного района Лысенко С.В. не нашла в моих и ОЗПП действиях состава административного правонарушения и 19 октября этого года производство по делам прекратила. 
Хотя содержание статьи на нашем сайте и моего интервью «Новой газете» идентично, руководство фонда ХХС вероятно надеется со второй попытки привлечь меня к ответственности за клевету. На этот раз к уголовной в соответствии с п. 5 ст.  128.1 УК РФ, предусматривающий наказание в виде штрафа в размере в размере до пяти миллионов рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех лет либо обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов. 
Данные попытки выглядят странно, так как сведения о наличии в здании храма Христа Спасителя бизнес-центра являются общеизвестными. Любой желающий может убедиться в этом сам. Очевидно, инициируя подобные дела, руководство фонда ХХС пытается отвлечь внимание от фактов нецелевого использования помещений и других проявлений бурной коммерческой деятельности на территории храма самого Василия Поддевалина,  членов его семьи и других «уважаемых» бизнесменов. 
Еще один парадокс данного дела - оправдание судом за клевету по аналогичному обвинению не является гарантий от преследования в дальнейшем. При наличии связей и денег можно возбуждать «правоохранительные» органы бессчетное количество раз, причем на самом высоком уровне. Первым делом занимался лично первый заместитель Прокурора города Козлов А.В. Теперь занимается ни какой-нибудь районный ОВД, а Главное Управление МВД по г. Москве. Наверное, всех убийц, грабителей, насильников, коррупционеров и взяточников в Москве наши «правоохранители» переловили. Остался только один особо опасный клеветник – я.